Как сделать ногти белыми

Как сделать ногти белыми

Мэдер Павел

Тогда-то мне и пришла в голову идея пойти на рынок и избавиться от них. Отдать их этому продавцу. Но что я ему скажу? Тем более, несмотря на то что с виду они были чистыми, кто знает – может там осталось ДНК жертв! Хотя какое там на фиг ДНК… Нет, штаны оставались точно такими же, как и когда я их купил, притом что ни разу не стирались. Идея эта, с избавлением от них, как пришла так и ушла. Я не мог их выбросить или отдать кому-то, потому что тогда меня бы одолели все эти тени и звуки. И те, кого я убил.
Что сказать - решил крепиться, несмотря ни на что. Подумал, что будет, если некоторое время никого не убивать? Как долго я смогу протянуть?
После последнего случая прошло уже четыре дня, и на звуки я уже перестал обращать внимание. Просто привык к ним, не знаю как это возможно, но так оно и было. Штаны я не снимал вообще – в них-то мне точно ничего не грозит. Я ходил на работу как во сне, я ел, что-то говорил и покупал в магазине, улыбался и что-то делал. Назад дороги уже не было, я собрался идти до конца. Это наверно как бросить наркотики, хотя я их никогда не пробовал. Ну, или как бросить курить. Правда штаны с каждым днем (часом?) помогали мне все меньше и меньше. Я стал дерганным, свет теперь горел все ночь напролет, потому что стоило его выключить, как все тени оживали, и начинали подбираться ко мне, со всеми своими зубами и глазами.
Следы же теперь имели самые разные рисунки. Мелкая елочка, продольные полоски, неровные шипы, ребристые отпечатки, с кругами и с выемками. Десятки рисунков. Но и отцовские никуда не делись, они появлялись теперь и в самых неожиданных местах – на потолке, стенах, в ванне, и на бачке унитаза. Некоторые исчезали сами по себе, некоторые оставались до тех пор, пока я их не стирал. Черные, жирные следы, от которых вниз спускались дорожки грязи. А на шестой день «воздержания» следы стали красными. Попробовал я один из них пальцем – похоже, что это была кровь. Неожиданно, верно?
Думаете, меня это остановило? Нет, совсем нет. Дело в том, что мне хотелось покончить с этой дьявольщиной, ну и собственно, пока все эти кошмары оставались «домашними» - какое мне до этого дело? Нужно просто свести пребывание в доме к минимуму, вот и все.
Работать я продолжал, и с удовольствием решил принять предложение переночевать у одной из моих пассий. Для кого-то из вас это будет странным – жить у девушки. Но ведь самопроизвольно появляющиеся следы, притом в самых неожиданных местах, тоже самая странная штука, которую только можно себе вообразить. Нет, вы же представляете, что следы – они материальны? Дух, призрак или еще кто-то не может взять и наследить, он же бестелесный. А что в свою очередь это означает? Это означает… Ну если кто-то это и знает, то точно не я.
Так вот, седьмую по счету ночь я планировал провести у одной барышни. Ну если говорить попроще, то у безотказной Маши. Конечно, выглядела-то она невинной овечкой, и когда я с ней знакомился, то подумал что так оно и есть. Но говорю вам, это сущий крокодил в постели. Или самка того самого вида паукообразных, которая сжирает своего «жениха» после «первой брачной ночи». И я понятия не имею, что думали соседи, слыша ее крики, вздохи и стоны, но мне все это нравилось. Вот я и пошел к ней. Вот только там меня ждал сюрприз, ха-ха. Ладно, давайте по порядку.
Поехал я к ней вечером, и что самое удивительное, пока я был дома, следов не было. Я честно говоря, подумал что что-то не так – куда они вдруг делись? И никаких тебе стуков и тому подобного. Наверное, это странно, опять же но так иногда бывает, когда к чему-то привыкаешь, а тебя этого лишают. Не то что это тебе так уж необходимо, просто нарушается «привычность», чувствуешь себя не в своей тарелке.
- Привет, ты голодный? – на пороге появилась она, уже в полуразетом виде, с распущенными волосами. Честно скажу, у любого даже самого искушенного парня в штанах бы зашевелилось, это уж точно. Зашевелилось и у меня, и я ответил:
- Не знаю, до чего я голоден больше. До тебя или до того, что в холодильнике.
Она конечно, покраснела (не знаю, как ей удается краснеть, она ведь в постели как порнозвезда какая-то!) и я зашел в квартиру. Ну и действительно ощутил голод, а на кухне нашлась солянка, какой-то пирог или торт (она еще и готовила неплохо).
- Я бы на тебе женился, знаешь ли, - мычу с набитым ртом.
- Так в чем проблема? – ерошит она мне волосы, а потом ее рука пробирается под майку и начинает гладить и царапать спину.
- Да я тебя пожалуй, недостоин, - отвечаю. А сам думаю: «Если бы ты не была такой шлюшкой, то я еще бы подумал».
Доел я, ну и как-то сразу спать захотелось, но я ведь за другим собственно ехал. И мы пошли в койку. Не знаю, иногда мне казалось, что ее можно долбить хоть всю ночь напролет, и она не устанет, честное слово! Как бы там ни было, «любовью» занимались где-нибудь около часа, а потом усталые и потные лежали и смотрели в потолок. На котором был след от чьего-то ботинка. Сначала я думал что это мне кажется. Не может же быть такого, правда? И поинтересовался у Маши:
- Ты видишь его?
- Кого? – проворковала она, обнимая меня и заглядывая в лицо.
- След. На потолке.
- След? Ты меня разыгрываешь? – спросила она. А там меж тем появился второй и третий, можете себе представить?
- Да, разыгрываю, - ответил я, впиваясь в ее сочные, пухлые губы. А следов становилось все больше и больше. Потом послышался топот, но она его тоже не слышала. И что я мог сделать?
Я занялся с ней любовью еще раз, а потом пошел в ванную. Там было полно других следов, а на кухне помимо всего прочего сидел мой отец. Точнее, мне показалось на какое мгновение что он там сидит, вроде бы был какой-то подсвеченный контур, как любят изображать в ужастиках. Зашел, и конечно, никого там не было. Зато под стулом была целая грязевая лужа, впрочем может там была не только грязь Хрень, да?
Утром я ушел, пока Машка еще спала. Не захотел ее будить – это во-первых. Во-вторых, мне было на нее в принципе пофиг, она ведь пустышка, хотя и здорово готовит. А в-третьих – что-то у нее был болезненный вид. Бледная какая-то, и спит крепко, как бревно.
Отпечатки кстати были, но те же самые, на тех же местах – новых не было. На работу мне идти не надо было, и мне почему-то сильно хотелось спать. В общем, пришел я домой и завалился в постель. Мне снилось, что в доме у меня маленькое столпотворение – куча людей, узнать из которых мне удалось только отца, одного мужчину, имени которого я не помнил, и как раз Машку. Всего же было что-то около двадцати человек, плюс-минус парочка. Я сижу на диване, а они все набиваются в комнату, вот уже трудно дышать и совсем тесно, а они все лезут. И внезапно я понимаю, что уже не сплю, а сон продолжается. За окном давно стемнело (сколько же я проспал?), а в моей комнате и вправду полно народу. И следы, как жирные тараканы или гигантские муравьи ползают по стенам и потолку. А эти незнакомцы ведут себя вполне развязно, и действительно все заполняют и заполняют собой пространство комнаты, вот уже и дышать трудно и тошнит. От них несет каким-то затхлым дерьмом, полуразложившейся плотью, и гнилью, а некоторые и вправду будто гниют заживо. В порванной одежде, некоторые с полностью обескровленными лицами, и абсолютно все со шрамами, с зажившими порезами. Клянусь, у одного идиота вроде бы шел по шее шов, как у Франкенштейна какого-нибудь.
- Какого хрена вы тут делаете? – спросил я, но мне никто не ответил. Помимо перечисленных людей, некоторые лица казались мне поразительно знакомыми, и эти пришедшие уже стояли возле дивана, на котором я моргал глазами. Их становилось все больше, или же они сами распухали, а может и то и другое вместе.
- Папа? – спросил я, вглядываясь в урода с потухшим взглядом, как у выброшенной на берег и засыхающей на солнце рыбы.
- Ты убил меня, - ответил он. И мне стало страшно, только сейчас дошло, что это все правда происходит. Потому что я щиплю себя за руку и там расплылось небольшое красное пятно.
- Ну, так получилось. Ты выбрался из земли? – сказал я, чувствуя, что несу чушь.
- Да.
- И зачем?
- Чтобы наказать тебя, отвечает он и начинает расстегивать ремень. Уж не знаю, чем он собрался наказывать, но тут я проснулся, жадно хватая ртом воздух. Можете себе представить, какого страху мне пришлось натерпеться? Ужас. В комнате у меня никого естественно, не было, но на полу были следы. Тупо посмотрев на них, я встал и пошел за тряпкой. Что мне какие-то следы?
А к обеду мне позвонил какой-то мужик, представившийся следователем (следы и следователь – символично, да?). Сказал, что у него есть ко мне пара вопросов. Я ответил: «Какие же у него могут быть вопросы?» А он сказал, что все только при личной встрече. К себе я его пригласить, понятное дело не мог, он ведь увидит всю эту хрень, беспорядок и подумает что я больной какой-нибудь, так? Поэтому спросил, где он собирается встречаться, а он назвал какое-то кафе.
Пока я проверял карманы своих джинсов, которые так приятно сидели и совсем не изнашивались, я думал, что могло понадобиться этому полицейскому. Нет, даже не так – что ему могло понадобиться, было ясно. Но если бы он знал, что я убил, целую уйму людей – стал бы он приглашать меня в кафе, как какую-нибудь глупую блондинку? Ну, пускай даже убил их не совсем я, а тот в кого я превратился из-за этих чертовых штанов. Я всерьез стал думать, что у меня едет крыша, знаете. Как во всех этих рассказах про безумцев с навязчивыми идеями. Но глупо было бы отказываться от встречи, потому что тогда бы я навел на себя ненужные подозрения, точно? А если бы они хотели меня посадить, то просто выслали бы наряд, тут уж не до приемов кофе в теплых компаниях.
Ну и что я могу сказать о той встрече? Полицейский сыпал вопросами, что-то там выспрашивал, а за меня можно сказать, отдувались джинсики. Сам бы я точно провалил эту беседу, но по тону следователя я догадался, что у них просто недостаточно улик, а так бы они давно меня закрыли. И отпечатков пальцев у них не было, уж не знаю, каким образом мне удалось их не оставлять. Наверно таким же образом, как кому-то удается оставлять следы на потолке, точно! Этот мужчина, с квадратным, плохо выбритым подбородком ничего не говорил насчет жертв, их количества, интересовался в основном мною. Выспрашивал, куда же мог пойти отец и почему он вообще ушел из дома и так далее. Я отвечал, что понятия не имею, куда он мог уйти, но я по нему сильно скучаю. И ведь не лукавил, мне и правда стало его недоставать, честно. Следователь спросил, не состою ли я на каком-либо учете, и не курю ли травку или еще что в этом духе. Я удивился – «С чего вы взяли?». А он ответил, что у меня болезненный, бледный вид.
- Болезненный вид в наше время преступление? – поднял я одну бровь, отпивая небольшой глоток кофе.
- Да нет, - вздыхал тот. – Это я так, к слову.
Вам же могу сказать (тоже к слову) что у меня же помимо следов появилась еще одна головная боль. Теперь мне еще нужно было быть поосторожней, если я не хотел отправиться по этапам.
Маша мне что-то больше не звонила, пропала куда-то, но у меня еще была Вика, еще была Аня. Так что в этом плане я не чувствовал себя обделенным.
На работе начальник сказал мне, чтобы я хорошенько отдохнул и выспался, потому что у меня все валилось из рук. Вывалил в мусорку полбанки тонера, сломал пылесос и запорол картридж от струйного принтера. Мне везде стали чудиться следы и еще папа. То отец пришел сделать заказ, то отец просит отксерить паспорт, то отец принес ноутбук – глючит и греется. Понимаете, да? Все было бы ничего, но это как-то стало надоедать. Я-то думал что избавился от этого козла, а он продолжает меня преследовать, трепет нервы даже с того света.
Помимо всего прочего, я почувствовал, что за мной ведется слежка. Сначала я пытался сбросить все это на приступы паранойи, и на свои нервы. Но эти люди были везде, и успокоиться мне теперь даже джинсы не помогали. Они словно вытягивали из меня энергию, пусть и звучит это глупо. Они вытягивали из меня энергию, а я продолжал их носить.
До конца практики оставалось совсем ничего, одна неделя. И эту недельку я решил просто отдыхать, никуда не ходить. Телефон у меня давно молчал, девушкам сам не звонил, ну и они мне тоже. А папаша все продолжал меня донимать, и было такое чувство безысходности, что ли. Чувство надвигающейся беды, если хотите. Может, вам покажется все это веселой штукой, но мне-то было совсем невесело. Кроме всего прочего, я снова начал убивать. Уже не потому, что мне нужны были деньги, а просто потому что после очередного ночного «рейда», самочувствие у меня улучшалось в разы, папаша исчезал минимум на пару дней, и следов становилось поменьше. Нет, полностью они не исчезали, никогда. Но знаете, я так к ним привык, что собственно уже и не хотелось, чтоб их не было. Такие дела.
Это очень глупо – убивать кого-то, когда тебе кажется, что за тобой следят, я знаю. Но меня никто не спешил арестовывать, а безнаказанность как известно, развязывает руки. Постепенно граница между допустимым и недопустимым стирается, и ты просто делаешь это так, как если кушаешь, или купаешься или ходишь в тренажерный зал. Ладно, я ведь не на исповеди и не книгу пишу, что уж тут долго говорить. Пока все шло нормально, я хочу сказать нормально, по сравнению с тем, что могло быть. А ведь я давно должен был сидеть в тюрьме. Плюс мне иногда действительно хотелось выкинуть штаны, с которых все началось, но было… страшно. Страшно, потому что именно тогда они меня и одолеют.
Итак, я продолжал жить, убивать и бояться. Иногда мне приходила в голову бредовая мысль, что отец на самом деле жив, и никого я не убивал вовсе. Ну что я просто сошел с ума, вот и все. Тронулся на нервной почве и вообразил себе, что кусок голубой парусины, который так приятно на мне сидит, обладает какой-то сверхъестественной силой. Что может быть, он куда-то делся, а мо воспаленный мозг придумал всю эту нелепицу.
Все это когда-нибудь должно было закончиться, не правда ли? Все истории рано или поздно кончаются, как подходит к концу жизнь. В моей же истории конец оказался там же, где и начало. Так проснувшись поутру (за окном бродил серый мартовский день, конец месяца), я некоторое время лежал и прислушивался к звукам. Спал я в штанах, естественно, потому что по-другому теперь уже нельзя было. Снять их означало бы примерно тоже самое, как снять и вышвырнуть нательный крестик, когда к тебе подступает орда вампиров. И еще неизвестно было, что хуже. Вампиров по крайней мере, понятно каким образом убивать и чего им нужно. А вот что нужно было папаше, я не имел понятия.
Вот так я лежал значит, и мне пришла в голову отличная мысль – нужно посетить этого чертового продавца, у которого я и купил штаны. Правильно? Тогда я считал, что поступаю верно, а может всего на всего, надо было обратиться к врачу.
Встал я, пошел на кухню за тряпкой и первым делом вытер следы с пола. Этот каждодневный ритуал давно вошел в привычку. На журнальном столике скопился толстый, полусантиметровый слой пыли (я не слишком-то люблю убирать) и в центре тоже был отпечаток ботинка. Кто-то будто насмехался надо мной, так я считаю. Но кто в итоге посмеялся последним? То-то же.
Вяло позавтракав, и выпив большую кружку кофе (три ложки сухих гранул, три ложки сахара), я собрался и поехал на рынок, чувствуя себя главным героем какого-то дурацкого фильма. Всю жизнь я не особо-то верил во все эти потусторонние вещи, и наверное я все же сошел с ума. За рулем автобуса сидел мой отец, он подмигнул и отсчитал мне пару рублей сдачи. Я кивнул и сгреб мелочь в карман. А что на моем месте вы стали бы делать? Сел к окну и стал наблюдать за прохожими, и радоваться что по среди них нет моего папаши. Пока нет.
На рынке все было по-старому. Ты мог не бывать здесь пару лет, прийти и увидеть, что совсем ничего не изменилось. Вообще ничего – те же ларьки и палатки, зазывающие продавцы, суетящиеся, кричащие гомонящие люди. Пахнет какой-то гадостью, изредка чем-то вкусным, но запах вкусностей перебивается стойким смрадом гари, и еще чего-то кислого. И конечно ощущение толпы, что все люди, которые находятся в данный момент на нем, заставляют его ожить. Голуби, неизменно гадившие тут и там, старушки продающие укроп, петрушку и еще какую-то белиберду, беспризорные дети цыган и попрошайки вот пожалуй, и вся картина. Народ, все кто находится на нем - это его кровь, такое у меня было ощущение. Ну а на вещевом рынке все было немного по-другому, но в целом все сходилось, как вы  понимаете. По ряду не пройдешь спокойно: «Молодой человек, туфли на вас…», «Парень, смотри какие футболки…», «Заходите, меряйте…», «Куда спешишь? Да подожди ты, а!» И все в таком духе. Ну вы и сами знаете. Хорошо, что среди продавцов тоже не было моего отца или кого-нибудь кто был бы на него похож, пока все шло нормально. И обычных, чужих следов везде было предостаточно, ха-ха. Нашел я того самого типа, у которого покупал штаны и говорю:
- Здравствуйте.
- Здоров! Выбирай! – махнул он рукой.
-  Да нет, я не штанами, - говорю, - у меня другой вопрос.
- Какой же? – прищурился продавец.
- Ну, я покупал у вас джинсы. Да, эти, - проследив за его взглядом, подтвердил я.
- Мы не обмениваем, - быстро бросил торговец, наблюдая за мной. – Если ты их порвал, то это не мои проблемы. Тем более, две недели уже прошло, так ведь?
- Я пришел сюда не скандалить, - покачал я головой. – Мне нужно спросить у вас кое-что.
- Ну, так спрашивай, - мужчина чуть расслабился, но все равно был наготове, что ли. Чувствовалось, что он ожидает какого-то подвоха. Что ж, небеспочвенно.
- Вы меня не помните? Вы еще говорили, что эти штаны бракованные, китайские…
- Я торгую самым качественным товаром, ты что! Какой может быть брак, а?
- Так все-таки вы меня не помните? – вглядывался я в его маленькие покрасневшие глазки. Точно такие же мутные, как и тогда, в первый раз.
- Знаешь, сколько ко мне за день подходит людей? Когда ты их покупал?
- Может, месяц назад. Или еще раньше, - покачал я головой.
- А, подожди… - нахмурился он. – Те самые штаны. Я помню их.
- Да-да, вы мне их подарили еще.
- Ну и ты теперь не рад этому подарку, точно? – усмехнулся продавец. – Не рад ведь, в этом все дело?
- Совсем не рад, - подтвердил я. – Что было с этими штанами?
- Понятия не имею, их возвратили до тебя еще несколько человек. Кто-то на следующий день, кто-то через неделю. Я уж думал, что никогда их не увижу. Зачем ты пришел?
- Так почему вы говорили насчет брака или токсичности?
- А черт его, - бросил продавец. – Эй, ты! Да, я к тебе обращаюсь! Хватит уже мацать своими руками товар, коли не собираешься ничего покупать! – бросил он мужику с сизым носом, который слишком уж долго копался в разноцветных штанах. – Что я говорил? – повернулся торговец, - А, ну все возвращали их. Вот и все, что я знаю. И тут же находился кто-то другой, кто бы хотел ими завладеть.
- И вы не в курсе, что с ними?
- Неа. А что с ними?
- Да так, ничего, - протянул я.
- Мой тебе совет – вышвырни их или сожги. И приходи ко мне, подберем тебе новые. Со скидкой, - доверительно произнес продавец.
- Ага. Так и сделаю.
Я ушел домой, но конечно я не собирался покупать новые штаны или сжигать эти. Потому что тогда бы мне точно пришел конец. Вот так я и оказался в этом замкнутом круге, выхода из которого не видел. Со счастливым концом так уж точно. Смотрите, если я сожгу джинсы, то мало того, что мне не в чем будет ходить, так еще и они меня одолеют. Кто это – «они»? Все они. Все те, кого я убил. А, я ведь вам забыл сказать, когда я ехал домой, то помимо отца-водителя (хотя это был другой автобус, конечно) в нем сидели странные пассажиры. Все те люди, как в том сне, все те, кого я убил. Вот в чем была проблема.
Что ж, выход-то на самом деле есть откуда угодно, было бы достаточно желания его искать, не правда ли? Повеситься или наглотаться таблеток я бы всегда успел. Мне нужно было докопаться до сути, я хотел этого. Если отбросить тот вариант, будто бы я спятил, то по всему выходило, что штаны не то чтобы были «волшебные», но с ними что-то было. Ну вы и сами видите, что творится.
Ночью того дня, когда я пришел после рынка, мне приснилась опять какая-то чепуха. Снились какие-то странные вещи, странные люди. Помню, что они мне показались человекообразными обезьянами. Сидели эти обезьяны возле костра, и курили по очереди трубку, передавая ее по кругу. Обезьяны курят трубку – снилось вам когда-нибудь такое? Так вот подсел я к ним, и понял что это никакие не обезьяны, а просто-напросто негры. Черномазые, африканцы, или может другой кто. Только вряд ли французы – говорили они на каком-то странном языке, на гортанном наречии, и самое главное – на них как раз были джинсы. Они как-то поразительно контрастировали с их иссиня-черной кожей, вот про таких людей и говорят – черный, как вакса. И еще у них белки глаз выделялись на лице, как островок белого, на залитом чернилами листе бумаги. При всем при этом, я вроде бы понимал, что они говорят, но после того как проснулся не мог вспомнить. Сидели мы возле костра, негры выли, а я молча их слушал, а потом они все по очереди порезали себе запястья, обмакнули пальцы в кровь и стали мазать ими меня по лицу. От этих мерзких, липких прикосновений я и проснулся, фу, ужас!
Но никаких новых версий того, что нужно делать у меня не было. На работу я так и не шел, не было аппетита, поэтому я почти не ел. За пару дней лицо мое еще больше вытянулось, осунулось и побледнело, я сам стал напоминать себе своего папашу. Может, я как раз и превращаюсь в него? Да, было бы очень смешно, так бы смеялся до упаду. Или до смерти.
После этой ночи, когда я метался по кровати, мычал и просыпался с криками и обливаясь холодным потом, я отходил очень долго. И если раньше были следы и были люди, то теперь вдобавок к этому я слышал заодно и голоса. Голоса всех этих людей и пьяную ругань своего папаши. Это можно назвать полным сумасшествием, я с вами согласен. Я лежал утром, не знаю сколько было времени слышал, как за стеной работает на полную громкость телевизор и что-то орет папа. А когда успокоил бешенный бег сердца и нашел в себе силы встать и пойти в ту комнату. Пока шел, думал, что он жив, что все что случилось со мной за последнее время – сон и ничего более. Но конечно, мой папаша сейчас кормил червей где-то в саду, а телевизор был выключен. Вот тогда-то я и понял, что все зашло слишком далеко. Вдобавок ко всему мне снова позвонил следователь и сказал, что пора бы встретиться еще разок. Я прижимал телефон к уху, стоя в одних трусах и чувствовал, что теперь ничего хорошего мне эта встреча не сулит. И что нужно бы мне уже избавиться от этих штанов. Ну а сжечь я их собирался прямо в том же месте, где похоронил отца. А что? Может тогда он наконец успокоится.
Договорившись со следователем о встрече (но не собираясь на нее приходить), я надел трико. Сам я не помнил, когда успел снять джинсы ( я ведь кажется говорил, что сплю в них?) и вот теперь они висели на спинке стула, новехонькие и чистые. Оделся, пошел в сарай – там по идее, должна была быть канистра с бензином. По ходу дела я нашел старое ведро, с прогнившим дном, и захватил спички. Бензина не было, зато была жидкость для разведения костров, на керосиновой основе. Ее запах мягко ласкал ноздри, помню, что кто-то называл меня токсикоманом, потому что мне нравились такие запахи – керосин, да и бензина тоже. И вот я уже возле «могилы» отца. Обильно полил этой пахучей жидкостью джинсы, и бросил на землю. Спичка же долго не хотела зажигаться и кто-то более мнительный, принял бы это как некий знак. Мне же было все равно, и я сломав несколько спичек, все-таки зажег одну и бросил ее на синюю ткань. До последнего я сомневался – загорится или же нет? Но если и имела место какая-то магия, то сейчас она крепко спала. Джинсы весело занялись и вспыхнули ровным пламенем. Хорошего они были качества – никакой синтетики, ей-богу. И сгорели быстро, а остатки я смешал с землей, в том числе обугленные, почерневшие пуговицы и заклепки. На душе внезапно стало легко, но в то же время это было как будто последний отблеск предзакатного солнца. Налетел порыв ветра, и понес несколько хлопьев от джинсов куда-то вдаль, и ветер этот показался мне холодней самой смерти. Что-то слишком часто лезут в голову мысли о ней, о костлявой старухе с косой. Шмыгнув носом, я пошел в дом, и включил компьютер. Телефон был поставлен на режим «Без звука», и была уже целая куча пропущенных вызовов. Но я не стал даже смотреть, кто звонил. Потому что я знал, кто. Они.
И докапываться до сути, пытаться найти предыдущих хозяев (если таковые имелись) у меня совсем не было желания. Да и чувствовал я себя неважно.
Я установил какую-то стрелялку и стал тупо играть в нее. Просто, не обращая внимания ни на что, надел на голову наушники, и сделал фоном музыку погромче. Правда совсем скоро мне стало казаться, что на меня кто-то смотрит. Так бывает, если в доме недавно умер человек, вот и тогда помню так и было, когда мама умерла. А ведь я совсем один теперь остался, круглый сирота. Между тем мне явственно слышался какой-то шум, который не могли перекрыть даже вопли Курта Кобейна в наушниках. Сердце участило свой бег, и по спине пробежался холодок. Почему-то вспомнились те самые «обезьяны» в синих джинсах. Зря я наверно их сжег, ох зря! Стало совсем уж страшно, в груди теперь явственно чувствовался дискомфорт. А ведь о том, что человеческое тело это мешок, набитый костями и всякими склизкими органами мы вспоминаем только тогда, когда какой-то из них начинает барахлить. Замирая от ужаса, я стянул наушники и встал, не оборачиваясь. Да, зуд или гул, который я слышал, это гомон целой толпы людей. Они все у меня в доме, это уж точно. Развернулся – так и есть. Все они тут, а прямо передо мной стоит и ухмыляется папаша. Вот, похоже и все, конец. Жалко, что последнее, что я увижу, будет его гнилая физиономия. Они все тут, уж не знаю, как они попали вовнутрь, наверно выбили окна и двери, и все заполняют, заполняют комнату. Несколько мгновений я смотрел на это спокойно, но потом разозлился. И схватив настольную лампу, стал бить их всех, раздавать затрещины направо и налево, ломать и дробить кости.
- Так вот кто оставлял следы! – кричу я. А они не отвечают, совсем как куклы или манекены из магазина. И продолжают молча прибавляться, прибавляться, уже целая сотня, может и больше. Как они все помещаются тут только? Я бью их и бью, и меня уже начинает тошнить, так как от всех этих полуразложившихся мертвецов здорово воняет. Я бил их, а они ничего не говорили. Среди них вроде бы даже были и полицейские, хотя на служителей закона я понятное дело, никогда не нападал. Сейчас же мне не было разницы, потому что какое право они имели залазить в чужое жилье?!
Где-то вдалеке лаяли собаки, слышался грохот и треск – может быть, они решили снять крышу, не знаю. Скажу сразу, держался я до последнего, но так ничего и не смог сделать. И хотя я несколько раз размозжил голову отцу, он неизменно появлялся передо мной, с этой своей гримасой. Вроде бы меня начали хватать, пытаться поймать руки и ноги, все дышали, дышали в лицо этим смрадом и продолжали трещать и прибавляться. Я не жалел, что сжег джинсы, хотя они были неплохие, честное слово!
В конце концов, наступила темнота, я куда-то полетел. Там не было этих голосов и мертвецов с их обломанными ногтями, не было треска и лая собак, вообще ничего не было. 
 
    

© Copyright: Мэдер Павел, 2013
Свидетельство о публикации №213040801751

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Мэдер Павел

Рецензии

Написать рецензию

На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Мэдер Павел

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   Вход для авторов   Регистрация   О портале       Стихи.ру   Проза.ру

Как сделать ногти белыми 90
Нормальный. а че? если мужик то должны быть грязные
Как сделать ногти белыми 35
Отпали ногти - Хирургия - бесплатная консультация
Как сделать ногти белыми 90
Уход за ногтями и маникюром в домашних условиях
Как сделать ногти белыми 61
Ренсом Риггз / Ransom Riggs. 02. Библиотека душ. Глава
Как сделать ногти белыми 60
Джинсы Часть 3 (Мэдер Павел) / Проза. ру
Как сделать ногти белыми 15
Видео Как сделать маникюр и педикюр
Как сделать ногти белыми 89
Как правильно ухаживать за ногтями
Как сделать ногти белыми 58
Грязь под ногтями - Girls only
Как сделать ногти белыми 100
6 мастер -классов и идей осенних поделок для взрослых и детей
Как сделать ногти белыми 36
GTA 4: GTA San Andreas / GTA: San Andreas
Как сделать ногти белыми 64
Как сделать ногти белыми 13
Как сделать ногти белыми 25
Как сделать ногти белыми 93
Как сделать ногти белыми 81
Как сделать ногти белыми 49
Как сделать ногти белыми 99
Как сделать ногти белыми 91

Похожие записи:

  • Как сделать свой плакат
  • Как своими руками снять кпп шевроле
  • Слова поздравления другу в день свадьбы
  • Платья за полчаса своими руками
  • Томатный соус из сока на зиму в домашних условиях